« Могу ли я в этом признаться ? Я ожидал Андре Борепера. Его приход был неизбежным, но я не знал в точности, придёт ли он вовремя, что он принесёт с собой, откуда войдёт и какого рода будет его начинание. После Сальвадора Дали, антиподом которого он является, Борепер - великий рисовальщик, маньяк в своём деле,он поражает нас совершенно наивным обращением к чудесному. Я хочу сказать, что его удивительное мастерство не находится на службе какой-либо системы. Он с блеском открывает нам настоящий театр катастроф, в котором царствует детство, способное построить мечту и тутже её разбить. »

Жан Кокто (Jean Cocteau) (Французкая Акадкмия), журнал “Graphis” ариж 1946 г.

...[Работы Борепера] примечательны своей законченностью, возникает впечатление, что всё в них занимет своё место, имеет свою ценность и соответсвующий уровень освещения. Живописец ищет совершенства, равновесия между геометрией и своими чувствами, между формой и своей поэтикой.

« Arts », отрывок, Вытавка в Галерее Бернхайма, май 1952г.

Терпение , этот враг незавершённости, и самая страстная добродетель истребляющая ростки времени так, чтобы оно не ограничивало дух. Лишь об этом истреблении оно (терпение) заботится и достигает своей цели. Я недавно думала об этом, рассматривая холсты и рисунки Андре Борепера. Он выражает своим талантом всё то, что не даёт успокоится его натуре. Тогда передо мною открылись его мечты, его проекты, его жажда вкуса, его творчество – шаг за шагом, один на один, слово за слово...Мне открылась нескончаемые муки художника. Мне нравятся картины Андре Борепера. Это работы искуссного ребёнка и философа, в них есть смелость, поэзия и мастерство.В них утверждается что-то очень драгоценное, очень прочное и вместе с тем, можно сказать, что Борепер, утверждая, спрашивает. Спрашивает ли он ? Я в этом уверена и ещё я знаю, что чем он смелее, тем лучше он воспринимается в нашем сознании.

Луиза де Вильморен (Louise de Vilmorin) Выставка в в галерее « Двор Энгра », июнь 1955г.

В серии пастелей, Борепер, благодаря чуду своего воображения, сумел воскресить город на закате, то « раскаляя », то, напротив, бросая чёрные массы на небеса беспрестанно наполняющиеся сверкающими лучами, горящие иглы которых превращают угольную чёрноту в бриллианты.

Филипп Жюлльян (Philippe Jullian), « Паризьенн » (« La Parisienne »), март 1957г.

Андре Борепер творит в период, когда мудрость состоит в том, чтобы противоречить форме.Формы по-просту не существует. Каждый справляется по-своему с этой ситуацией и никогда ещё художник не был так слабо уязвим от диктатуры духа. Так, вся пленительная сила творений Андре Борепера состоит в их очаровании, а вовсе не в эффекте контрастов. Его классицизм неклассичен. Его модеризм несовременен. В его мире царствует драматизм, пугающий нас, но мир-то его нам не принадлежит...Я работаю в театре с Андре Борепером и я восхищаюсь его неизменной и, увы, столь редкой в нашем мире способностью соединять поэзию с точностью.

Жан Кокто (Французкая Академия) Выставка в Галерее Вильденштайна, Нью-Йорк, январь-февраль 1961г.

Сталкиваясь с живописью, современному человеку необходимо соединить одновременно безопасность и риск, ему нужно быть увереннным (найти прочную основу), но не прекратить чувствовать себя в ином, возможно, опасном мире.Андре Борепер точным искусством своего рисунка утверждает кропотливую технику и тщательность ремесленника. Безопасность, которая им предлагается – это его мастерство.

Борепера манят пути, которым следует его воображение. Самым точным штрихом он поражает неясность и незаконченность. Его искусство, полное терпения и основательности находится на службе сновидений, а иногда и кошмаров. Опасность заключается в том, что он нам показывает – теневую сторону мира...Здесь заключено внутреннее качество вещей, нежный и неизлечимый обет смерти.

Франсуа Нуриссье (François Nourissier), член Гонкуровской Академии,
« Газетт де Лозанн », отрывок, выставка в галерее Иоласа, 26 июня 1965г.

Мечтает ли Андре Борепер, рисуя, или рисует, мечтая ? При этом он не похож на пустого мечтателя. За его улыбкой и добродушием скрываются тоска и беспокойство. Он в чём-то похож на свои картины, полные кротости и муки.

Валери (Valérie), « Трибюн де Женев », отрывок, выставка в галерее Иоласа, 16 июня 1965г.

Архитектурная фантазия Андре Борепера нескончаема. Лишь физические рамки полотна останавливают его неодолимое движение вверх. По сути, это движение не останавливается, а всего лишь прерывается, ведь подрамник не столь эластичен как фантазия. Следование своей фантазии здесь свободно от ограничений, буквально, насколько хватает глаз...

Жан-Мари Дюнойе (Jean-Marie Dunoyer), « Монд », отрывок, выставка в галерее Генриетты Гомес, 19 мая 1977г.

Андре Борепер обладает великолепной техникой. Его работы производят на первый взгляд впечатление живописных, являясь большими рисунками цветной тушью. На них представлены масштабные сооружения, поднимающиеся к облакам. Вавилонская башня, римский Колизей, небоскрёбы объединяют свои могущественные конструкции. Отсылки к археологии облагораживают современный репертуар, а необычность этих объединяющих различные структуры памятников связывает их с великой традицией архитектурных фантазий. Но давайте присмотримся : строения начинают колебаться, стены вращаются, и откуда-то появляется дым пожара, поднимающися вверх и приводящий в возбуждение толпы, расположенные на ступенях и балконах. Андре Бореперу удаётся окутать эти дворцы тенетами тайного катаклизма и вызвать странное чувство, что мир начинает скользить и распадаться. Макеты его декораций к вагнеровским драмам содержат столь же мощный поэтический заряд.

Пьер Мазар (Pierre Mazars), « Фигаро », отрывок, выставка в галерее Генриетты Гомес - май 1977г

Андре Борепер - Тайное творчество. За пятьдесят лет жизни Борепера – это вторая его большая выставка. Плод терпеливого труда. Каков же результат ? Трудно сказать, что же приносит большее наслаждение – победное мастерство рисунка, острота пера или мягкость мелка. Или может поэтическое обаяние ? Эти лестницы, эти архитектурные конструкции продолжающиеся в бесконечность вызывают иллюзию головокружения. Эти башни с неоклассическими коллонадами внезапно захваченные в момент сотрясения, на краю распада.... Атмосфера далёкая от повседневной, в высшей степени романтический « климат ».

Сабин Маршан (Sabine Marchand), « Пуан », отрывок, выставка в галерее Генриетты Гомес - май 1977г

Как я могу выразить тебе свое удовольствие быть унесённым в твоё орлиное гнездо, окружённое ангелами и голубями ! Я особенно был счастлив тому, что мы нашли время спокойно рассмотреть твои картины. Твое творчество меня завораживает своим богатством и тем светом, который, благодаря твоему воображению, проникает в самую глубину картины...Я нахожу очень волнующим то, что тебе удаётся очаровать спокойной атмосферой и, вот вдруг, замечаешь дым и остатки строений, которые были не так давно разрушены каким-то катаклизмом. Этот парадокс, представленный с такой виртуозностью особенно меня взволновал.

Роланд Пенроуз (Roland Penrose) – переписка- 18 октября 1982г.

© André Beaurepaire - Tous droits réservés